Небо и земля его творчества

Хасан Миседович Тхазеплов – фигура в кабардино-балкарской литературе совершенно уникальная. Пассионарный и в то же время исполненный порой невесёлых философских размышлений о мире, простёртом между землёй и небом, Хасан Тхазеплов един в своём роде.
Где-то ликом обращённый к восходу солнца, где-то к уходящему на запад светилу: поэт всегда и там, и здесь. Его забота, его долг – поспевать везде, ибо в его понимании слово поэта – нечто большее чем просто изречённая мысль. Она движет умами, вторгается в движение светил…
Тхазеплов, не побоимся громких констатаций, позволяет себе определяющую его жизненную позицию идею «Между Богом и мной» – так он назвал сборник, выпущенный к 50-летию. Кому-то покажется дерзким столь смелое определение, ибо между землёй и небом есть некая нерасторжимая связь, о которой именно Хасан Тхазеплов, ощущая сполна, готов поведать нам. И как ему удаётся соединить земную твердь и космос.
В эти майские дни, когда поэт отмечает 75-летие, кажется, нет недоступного для его постижения ни малейшего уголка земного и небесного свода.
Старочерекский паренёк, а теперь известный кабардинский поэт, поступил в 1962 году на отделение механизации сельского хозяйства КБГУ, хотя уже тогда неосознанно, наитием ощущал в себе стремление к словотворчеству. После службы в армии в 1969 году он станет студентом Литературного института им.
М. Горького. Удивительным образом Хасан, получив диплом инженера, в 1974 году завершит обучение и в Литературном институте.Однако именно гуманитарий возобладает в итоге в Хасане. С 1975 по 1976 год он проработал инструктором Урванского райкома КПСС, в 1976 году возглавил бюро пропаганды при Союзе писателей КБР. Оно не только поддерживало в литераторах творческое горение, но и оказывало хоть какую-то материальную поддержку. Золотое время было тогда: авторитет писателя, его личность государством были поставлены на должную высоту.
В 1994 году Хасан Тхазеплов был избран съездом писателей председателем Союза писателей КБР, проработав в этой должности положенный выборный срок – до 1998 года. Как писала о той его поре доктор филологических наук Мадина Хакуашева, Тхазеплов «в период своей деятельности способствовал объединению кабардинской, балкарской и русской секций».
Опыт работы в Союзе писателей, конечно же, был востребован: умение сконцентрироваться на ключевых вопросах пригодилось Х. Тхазеплову, разумеется, в опосредованном преломлении в должности главного редактора русско-
язычного журнала «Литературная Кабардино-Балкария», где он трудится и по сегодняшний день, уже облечённый высоким титулом заслуженного работника культуры РФ.
Но литератора красят его труды и сборники, не важно, в каком жанре являет он себя читателю. М. Хакуашева подчёркивает, что «поэзия Тхазеплова разнопланова, многозначна. Поэтический мир его зиждется на прочных традиционных основах: дом, семья, мать, отец, земля, небо. Это образная система взаимоотношений человека с самим собой, с людьми, с историей, с космосом. Уже в первом сборнике стихов «Третья смена» (1971) чувствуется сильное лирическое начало, которое усиливается и крепнет в последующих сборниках «Белая женщина» (1976), «Истоки» (1980)».
Хорошо помню, как нашу писательскую братию, скажем,
часть её, почему-то шокировало название сборника «Белая женщина». Непонятно, что именно в том словосочетании так тронуло иных, ибо на определённое время эта тема не сходила с уст собратьев по перу. А если подумать, творец должен быть провокативным (избегаю слово «провокатором», хотя это определения одного ряда и сути. В одной позиции это плюс, в другой – минус). Умеет Тхазеплов быть неожиданным, шокирующим, эпатажным. У него не отнимешь этого «чёртика» как в характере, так и в писаниях. Провокативен он и в выборе своего псевдонима Хасани, в своей приверженности к восточной поэзии. Мне пришлось не раз и не два высказываться по поводу его произведений, подписанных этим псевдонимом.
Творчество, как известно, тяготеет к свободе и только к свободе! Тхазеплов – вольнодумец в своих притязаниях на свободу самовыражения. Молва любого из нас то поднимет в зенит, то сбросит к подножию скалы. Не мог, да и не избежал Хасан, как и многие из нас, таких взглядов на некоторые свои художественные подвижки. Впрочем, они только делали его крепче, поскольку стоицизм – черта его характера. Отсюда и его гражданское противостояние, афронт к тем, кто в его представлении склонен получать, а не отдавать. Это прочитывается в его произведениях. Он – взведённый курок, он словно тот, которому великий поэт скажет: «Ваше слово, товарищ маузер!» При этом Тхазеплов никогда не изменял лиризму, а порой и сантиментам, поднимающим в творце тонкую душевную струну. Таков его стиль (почерк, образно-выразительная ипостась) в сущностном преломлении поэта.
И рядом со всем этим– маршевые ноты в «Голосах знаменосцев». Неудивительно, Тхазеплов знаком с понятиями «плац», «присяга», «служу России!». Тот, кто был солдатом, поел знаменитой перловой каши, именуемой «шрапнелью», поймёт, откуда в Хасане гражданственность позиции, ничем не прикрытый пафос приверженности к родной земле, родным пенатам и большому Отечеству.
Ничего удивительного нет в том, что автор этих строк в своих суждениях о творчестве Тхазеплова пересекается с теми, кто увидел в нём и некое наитие, сроднившие его с космосом – землёй и небом. С земной твердью и галактикой, с её звездами и другими «телами», становящимися неким краеугольным камнем его творчества. Высота, высь, зенит – часто встречающиеся опорные реалии его поэзии. Он ими живёт, грезит ими, зовёт их в свидетели, горд ими, счастлив и славен.
Как не выбросить из песни слова, так и нельзя в нашей литературе не заметить такого явления, как Хасан Тхазеплов. Об этом говорят его книги – от первого сборника и до последующих. Кроме уже названных, это «Начало», «Новая песня», «Жизнь земная», «Лунный дождь», «Звенящий колос», «Мелодии любви», «Между богом и мной», «Звёздный караван».Тхазеплова охотно печатают в центральных органах, там же много о нём пишут, относясь с определённым пиететом к его творчеству. Не скроем, любят его в столице, Союзе писателей России. Он же как член приёмной комиссии СП РФ помог не одному местному литератору получить членскую книжку Союза писателей.
Согласитесь, что поэт поэту должен (просто обязан!) быть кунаком. Тогда можно уважать сообщество людей, именуемых высоким званием писателя.
Пожелаем же Хасану Тхазеплову долгого-долгого земного и творческого долголетия.

Светлана МОТТАЕВА

Источник: http://kbpravda.ru/node/21275