ГЛАШАТАЙ АДЫГОВ

… – Ну что, ты «выходишь»? – вот уже почти пятнадцать лет – именно столько мы знакомы – при каждой личной встрече или по телефону вместо привычного кавказского «салам» Мухамед Хафицэ сразу интересуется, чем живет сегодня «Шапсугия». По тому, как газета «Адыгэ Хасэ» причерноморских адыгов-шапсугов выходит в свет, он легко определяет текущее состояние дел в самой общественной организации: если издается регулярно, по графику – все отлично, если с перерывами, время от времени – значит, существуют определенные проблемы. Данный «барометр», уверен он, работает безотказно – проверено годами. 
Подобное внимание к шапсугам – далеко не праздное любопытство. Будучи журналистом, Хафицэ прекрасно понимает: газета – своего рода громкий рупор, открытая общественная трибуна для коренного народа региона, важнейшая связующая нить, духовно объединяющая не только адыгов, проживающих в Сочи и Туапсинском районе, с остальным черкесским миром, но и обратная связь – черкесского мира со своими соплеменниками на Черноморском побережье. И этот важнейший информационный канал, существующий уже почти четверть века, подчеркивает он, нужно обязательно, вопреки всему, сохранить. Помогает всесторонне – не на словах или призывами, а реально. Новости из Шапсугии регулярно появляются в республиканской газете «Адыгэ псалъэ», которую он многие годы успешно редактирует. Во многом благодаря Хафицэ «Шапсугия», не являющаяся государственным печатным изданием, вот уже более десяти лет является постоянным участником творческого проекта – выпуска совместных тематических номеров республиканских газет «Адыгэ псалъэ» (КБР), «Адыгэ макъ» (Адыгея) и «Черкес хэку» (КЧР). Шапсугская тема находит отражение в разнообразных книгах и брошюрах, которые он издает, а проблемы, волнующие представителей аборигенного населения Краснодарского края, звучат на радио и телевидении, куда его с удовольствием приглашают. Он знает суть вопроса в мельчайших деталях. Часто бывая у шапсугов (Мухамед Хафицэ приезжает сюда регулярно в разном качестве – первого вице-президента или же члена Исполкома МЧА, тхамады «Адыгэ Хасэ» КБР, вице-президента Адыгской (Черкесской) Международной Академии наук (АМАН) и главного редактора республиканской газеты «Адыгэ псалъэ»), он детально интересуется всем: прошлым Причерноморской Шапсугии, современной жизнью и проблемами адыгских аулов, ищет ярких, незаурядных людей. Когда нет возможности приехать лично, собирает самую свежую информацию по телефону. Одним словом, плотно держит руку «на пульсе».
– Посещая страны проживания черкесской диаспоры, я неоднократно встречал шапсугов, чьи предки в годы Кавказской войны были вынуждены покинуть историческую родину, – отметил, в частности, он на VIII отчетно-выборном съезде «Адыгэ Хасэ» причерноморских адыгов, прошедшем 27 июня 2015 года в городе Туапсе. – Это удивительные люди, обладающие огромным потенциалом – интеллектуальным, деловым, культурным. Можно назвать большую плеяду шапсугов – политических, общественных и научных деятелей, представителей творческих профессий, предпринимателей, спортсменов, принесших славу странам, принявшим их, и своему народу. Если бы они еще сохраняли верность родному языку, приобщая к нему своих детей и внуков, цены бы им не было! Как показательный пример – три тысячи шапсугов, проживающих в израильском ауле Кфар-Кама. Наши собратья и их дети в совершенстве знают не только свой материнский язык, но и арабский, иврит, английский! На родине, к сожалению, ситуация в корне иная… Хочу искренне отметить многоплановую деятельность шапсугского Хасэ в деле возрождения и развития народа. Опыт работы Общественного парламента, возглавляемого Маджидом Чачухом, признан одним из лучших среди адыгских национальных организаций, и это вполне заслуженно. Важно сохранить подобный уровень в дальнейшем.
… В Причерноморской Шапсугии Мухамед Хафицэ впервые побывал в 1983 году. Конечно, в Сочи он ездил и раньше, но на этот раз посетил адыгские аулы, как говорится, по поводу. Приехал не один. 
– Я сопровождал в той поездке знаменитого кинорежиссера Мухадина Кандура, – рассказал М. Хафицэ. – В те годы Мухадин долгое время жил и работал в Лос-Анджелесе, где снял в Голливуде несколько известных кинолент с участием популярных американских актеров, вынашивал идею создания полнометражного художественного фильма о Кавказской войне. Он только что закончил работу над сценарием будущей ленты и хотел сделать в Шапсугии пейзажные съемки. Особенно его интересовали долины рек Туапсе, Псезуапсе, Шахе и Сочи, где, согласно историческим источникам, разворачивались главные события, связанные с покорением царскими войсками Черноморского побережья, и где до самого последнего дня войны продолжали пылать очаги горского сопротивления.
В течение трех дней съемочная группа побывала в ряде адыгских аулов, но тогда о большом госте из Америки здесь мало кто что-либо знал. Это сегодня имя М. Кандура на слуху. В ту пору для большинства шапсугов он был просто уважаемым гостем, для которого были открыты двери каждого дома. 
– Мы как-то переночевали в одной адыгской семье в селе Цыпка Туапсинского района (к сожалению, фамилию хозяев я не помню), – поведал Мухамед Хафицэ. – Затем посетили город Туапсе, поселок Шхафит и аул Большой Кичмай, где как раз проходил праздничный концерт – выступали молодые танцоры. В целом, немного захворавший в поездке Кандур остался доволен – и увиденным здесь, и отснятым материалом.
Дальнейшая судьба творческого кинопроекта Мухадина Кандура, начатого в Шапсугии, к сожалению, оказалась неудачной. Выделенные на съемки фильма правительством Кабардино-Балкарии средства (порядка 800 тысяч рублей – далеко не малые по тем временам деньги) целиком «сгорели» во время «гайдаровских реформ». Эти бюджетные средства кинорежиссеру пришлось возвращать республике из собственного кармана. Так, еще не успев начаться, процесс работы над фильмом о Кавказской войне закончился на минорной ноте.
– Разочарованный и обескураженный подобным началом, Мухадин готов был забросить сценарий, как говорится, в самый дальний ящик, – поведал далее Хафицэ, – но вскоре, по моему совету, переделал его в историческую книгу, ныне широко известную трилогию под названием «Кавказ». Что же стало с рабочими материалами, отснятыми в Причерноморской Шапсугии, я ничего не знаю. Думаю, он обязательно еще вернется к этой важной теме.
Эпизод во многом показательный: для газеты «Шапсугия», с которой М. Хафицэ связывают долгие годы дружбы и рабочих контактов, Мухамед Мусабиевич – ценнейший источник информации. Он всегда «на связи»: на правах старшего расскажет, подскажет, посоветует, поддержит. Всегда открыт для общения: щедро делится новостями, идеями, приглашает к совместной работе. Его мнение, как опытнейшего журналиста, не просто интересно, оно значимо, авторитетно. 
Однажды в одной из бесед Хафицэ признался: есть у него давняя мечта – увидеть наш народ, волей истории и горькой судьбы рассеянный по странам и континентам, единым. Единым, прежде всего, конечно, духовно. Объединенным не только историческими корнями, но и общей национальной идеей. Лично для него эта идея, способная крепче крепкого связать историческую родину с зарубежной черкесской диаспорой, заключается в главном – сохранении родного языка. Все остальное – репатриация соотечественников на землю предков, развитие экономических, культурных и общественных связей между адыгами, где бы они ни проживали, потянется за ней, как нить за иголкой. Не будет языка – не будет народа, материнский язык – не столько наше настоящее, сколько будущее. Для Мухамеда Хафицэ и его единомышленников – это истина в первой инстанции. Свои убеждения он активно отстаивает везде – на заседаниях МЧА и АМАН, на общественных мероприятиях, в прессе. Он живет и «бредит» ими, отдает работе все свои силы – организует «круглые столы», конкурсы среди школьников и студентов, выставки. 
На этой «почве» – разговоре о настоящем и будущем нашего народа – мы по-настоящему и познакомились. Произошло это накануне VI Конгресса Международной Черкесской Ассоциации, проходившего в Нальчике. В рамках культурной программы предстоящего форума, собравшего адыгов из разных регионов России и зарубежных стран, в Национальном музее Кабардино-Балкарии экспонировалась выставка «Нас издавна черкесами зовут», организованная МЧА, Министерством культуры и «Адыгэ Хасэ» КБР. Это – на афише мероприятия, на самом деле идейным вдохновителем и организатором проекта был один человек – Мухамед Хафицэ. Он же зачастую лично встречал здесь многочисленных посетителей.
В двух обширных залах музея были размещены более тысячи экспонатов, рассказывающие об истории, культуре и искусстве адыгов, которые он собирал на протяжении почти сорока лет. Тематические разделы выставки посвящены известным историческим, политическим, государственным деятелям черкесского зарубежья. Здесь же широко представлено многоплановое художественное искусство наших соотечественников – портреты, живописные полотна на историческую тему, гравюры, литографии и скульптуры. Вниманию посетителей предлагался также большой перечень фотографий, пластинок с записями народной музыки, книги на арабском, турецком, английском, французском, испанском языках, иврите, написанные адыгами, а также тем или иным образом посвященные черкесскому этносу.
В утренние часы в Национальном музее, куда я зашел, было немноголюдно. Мое внимание привлекла молодая пара с ребенком лет четырех. Идар и Лина приехали в Нальчик из пригородного Чегема. В музее оказались впервые, главным образом, чтобы сыну показать. Мальчик, как и родители, похоже, был глубоко поражен увиденным – столько красочных предметов в обычной жизни увидишь нечасто. Мать и отец поочередно тихо что-то рассказывали сыну об экспонатах – семья, как видно, удачно совместила приятное с полезным.
Постепенно посетителей становилось все больше. Спустя некоторое время радуюсь несомненной удаче: в зал во главе большой зарубежной адыгской делегации зашел организатор выставки Мухамед Хафицэ, взявший на себя роль экскурсовода. 
– Портреты династии черкесских мамлюкских султанов, у которых мы сейчас находимся, были созданы в последние десять лет, – говорит он. – Как известно, история не сохранила рисунков или портретных зарисовок этих людей. Восстановить их мы попытались по рассказам и свидетельствам фамильных источников. Но таких картин не так много в этой коллекции – остальные сделаны с каких-либо оригиналов. Работали над ними Мадина Мальбахова – художник газеты «Адыгэ псалъэ», студентка Краснодарского государственного университета культуры, и Михаил Кастромин – выпускник Академии имени Репина. Здесь же графические работы всемирно известного художника Михаила Шемякина (Карданова), а также народных художников Российской Федерации Германа Паштова и Теучежа Ката, народного художника КБР Мухадина Кишева и народного художника Адыгеи Феликса Петуваша. 
Там же, на выставке, появилась возможность спокойно побеседовать с Мухамедом Хафицэ. Да и окружающая обстановка как нельзя лучше располагала к неспешному общению на главную тему. 
– Культура черкесского зарубежья – значительный пласт общеадыгской культуры. Что вас поразило, прежде всего, когда вы впервые для себя соприкоснулись с ней? – поинтересовался я у него. 
– Это действительно богатейшее явление в нашей многотысячелетней культуре, – подчеркнул Мухамед Мусабиевич. – Мне одному, естественно, всего не собрать. Делегаты Конгресса МЧА из разных стран, уже увидевшие выставку, пообещали мне помочь с пополнением ее ресурса. Ведь практически в каждой семье сохранились редкие предметы, фотографии, книги – реликвии, которые могут быть интересны всем без исключения, людям, которым близка культура адыгов. Совместными усилиями мы можем способствовать тому, чтобы выставка предлагала своим посетителям все более интересные предметы. Со временем представится возможность создать музей «Черкесское зарубежье» не только в Кабардино-Балкарии, но также в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Краснодарском крае. Нужно продумать и вариант, при котором будут созданы стационарные государственные музеи или выставочные залы, куда люди без боязни будут отдавать предметы, имеющие историческое и культурное значение. Например, несколько лет назад в Стамбуле, в одной семье я видел адыгскую гармошку, которой насчитывалось три сотни лет! Старая женщина, владевшая ею, никогда не отдаст подобный раритет в частные руки, а родине предков для сохранения государством, вполне возможно, подарила бы. 
Мухамед Хафицэ тогда признался, что количество экспонатов его частной коллекции значительно превышает нынешние возможности залов республиканского музея – многие предметы посетители, к сожалению, увидеть не смогут. Впрочем, это и хороший знак: есть над чем работать дальше. Интерес к адыгской истории неуклонно растет, особенно среди молодежи – только эту выставку в Нальчике увидели тогда более 15 тысяч человек, значит, он с каждым разом все ближе к воплощению своей давней мечты.

Анзор НИБО,
главный редактор газеты «Шапсугия»,
заслуженный журналист 
Республики Адыгея

Опубликовано в журнале "Литературная Кабардино-Балкария" № 1, 2016 год.