Всадник чести

30 марта свой 70-летний юбилей отмечает главный редактор газеты «Адыгэ псалъэ», вице-президент Адыгской Международной академии наук, заслуженный журналист КБР, КЧР, РА, заслуженный работник культуры РФ, тхамада общественной организации «Адыгэ Хасэ» КБР, член Совета Международной черкесской ассоциации, действительный член АМАН, Петровской Академии наук и искусств, Международной академии творчества, Русского географического общества, обладатель абхазского ордена «Честь и Слава», Золотой медали мира Международного фонда имама Шамиля, Золотой медали Советского фонда мира, премий «Отличие» Международного черкесского фонда, Правительства КБР Мухамед Мусабиевич ХАФИЦЭ. В канун юбилея он был удостоен высшей награды РА – медали «Слава Адыгеи». О том, что уже удалось воплотить в жизнь и еще предстоит сделать в будущем, наш разговор с именинником.

- Детство – период жизни, определяющий наше будущее. Каким оно запомнилось вам?
- Я единственный и старший брат пяти сестер. Отец был очень строгим, и соответственно жилось мне несладко. Я должен был подчиняться ему беспрекословно. Но сегодня, с высоты своего возраста понимаю – надо было относиться ко мне еще строже. Возможно, тогда из меня получился бы более целеустремленный человек.
Помимо своей основной профессии колхозника, отец был одним из лучших знатоков нартского эпоса, фольклора всего Баксанского ущелья, особенно Заюково. У нас часто гостили ученые, исследователи устного народного творчества Зарамук КАРДАНГУШЕВ, Абубекир ГУКЕМУХ, Заур НАЛОЕВ, Люта АЛОЕВ. Отец щедро делился с ними своими знаниями. Вместе с гостями эти знания впитывал и я. Но при всей любви ко всему адыгскому он почему-то определил меня в русский класс, а кабардинский язык я посещал факультативно. В детстве любил и умел хорошо рисовать. Однако меня не отпустили учиться в художественное училище. По окончании школы я, 19-летний и уже самостоятельный человек, принял решение поступить на кабардино-русское отделение КБГУ, чтобы глубже изучить родной язык, литературу и фольклор. Поскольку писать в газеты начал с шестого класса, то с первого же курса стал редактором стенгазеты «Адыгэ Хасэ». В те годы, когда все боялись проявлять свой патриотизм, мы во главе с Борисом УТИЖЕВЫМ начали печатать в ней все большие и малые проблемы родного языка и литературы. На первом же курсе на общественных началах меня назначили заместителем редактора газеты «Университетская жизнь», а через два года - редактором. 
- Тогда же и заинтересовались темой всей вашей жизни – историей адыгского мухаджирства и черкесских мамлюков? 
- На первом курсе я получил письмо из Турции от нашего соотечественника Ибрагима АБАЗЭ (сейчас он живет в КБР), в котором говорилось, что живущие в этой стране адыги хотят переписываться с нами. Так между нами завязалась заочная дружба. К сожалению, наши страны тогда были закрыты и выехать за рубеж смогли только через несколько лет. Сирию и Ливан впервые посетил в 1969 году как член делегации, в которую входили такие крупные личности, как поэт Исхак МАШБАШ, нартовед Аскер ГАДАГАТЛЬ, публицист Чамал КЯСОВ. А через два года вместе с Хачимом КАУФОВЫМ и Султаном ШОМАХОВЫМ впервые побывал в Турции. Тогда мы объехали на автобусе полстраны. Посетили все черкесские общественные организации и учреждения культуры. И везде нас встречали с большим интересом. С тех пор в Турции я побывал более трех десятков раз.
- Какая из поездок больше всего запомнилась?
- Все они были рабочими. Самой знаменательной для меня стала поездка, состоявшаяся два года назад. В Стамбуле прошел масштабный митинг, приуроченный к 150-летию окончания Кавказской войны. В нем приняли участие около 15 тысяч адыгов из всей Турции. Я имел возможность не только встретиться вживую со многими, кого знал заочно, но и выступить на митинге. Нам всем было о чем говорить. 
- У вас не только внушительная коллекция книг (более десяти тысяч экземпляров), вы также являетесь автором произведений, ставших  явлением в культурной и литературной жизни Кабардино-Балкарии. Многие получили всероссийское признание и переведены на иностранные языки. Какая из них вам дороже?
- По-своему для меня все дороги. Потому что рассказывают о судьбе нашего народа, о лучших представителях черкесского зарубежья, сумевших на чужбине достичь высот в науке, политике, военном деле, литературе, искусстве, спорте. Ярких и неординарных личностей среди адыгов, разбросанных по всему миру, немало. Хочется, чтобы о них знали и ими гордились.
- В вашем творчестве черкешенки занимают особое место. С кем из них хотели бы познакомиться?
- В прошлом году по техническим причинам сорвалась моя встреча с яркой звездой мирового кинематографа Тюркан ШОРАЙ. Во всех 222 фильмах она исполняла только главные роли. Тюркан ни разу не изменила своему жизненному принципу - не снималась в интимных сценах. Она из рода ШОРОВЫХ. Ее предки жили в нашем селе Заюково. Мы с ней знакомы заочно. Она передала мне посвященную ей книгу, и в нашей газете на полутора страницах вышла статья о ней.
Очень хотел бы встретиться с Халиде АДИБ АДЫВАР. Это единственная черкешенка, которой меджлис Турции присвоил звание Адывар (что означает первая, самая известная). Она популярный писатель, была сподвижницей самого Ататюрка. Халиде успела познакомиться в Москве с А. КЕШОКОВЫМ. И эта встреча нашла отражение в романе Алима Пшемаховича.
Если брать Северную Африку, прежде всего хотелось бы увидеться с актерами, сыгравшими в фильме «Земля лицемерия», снятом по роману нашего сооте-чественника из Египта Юсефа ас-СИБАИ (лауреат Международной Ленинской премии, премии «Лотос»). Все главные роли в нем исполнили черкесы. Единственная преграда для этой встречи – языковая. Из всех стран, которые хотел бы посетить, не был только в Египте. Там наши соотечественники оставили заметный след. Черкесы так или иначе правили этой страной с 1382 по 1811 год. 
- Подводя итоги пройденного пути, на ваш взгляд, что пока не удалось сделать из запланированного?
- Не удалось выполнить и десятой части того, что планировал. Возглавлять ежедневную газету нелегко. Она отнимает много времени и сил. Всегда ухожу последним с работы. Каждые три месяца мы выпускаем объединенные номера адыгоязычных изданий «Адыгэ псалъэ», «Адыгэ макъ» и «Черкес Хэку». Стараемся первыми откликнуться на злободневные проблемы нашего народа. Возможно, не все и не всегда получается, как хотелось бы. Но с уверенностью могу сказать: у нас очень профессиональный коллектив, в котором много молодых и способных журналистов. Думаю, они станут нашими достойными преемниками.
- Вы постоянно в делах. А какое место занимает в вашей жизни семья?
- Откровенно говоря, я человек больше общественный, чем семейный. Основное время провожу на работе или в разъездах. Хоть и не принято у кабардинцев хвалиться, скажу: у меня хорошая семья. У нас с супругой Розой две замечательные дочери и трое внуков. Старшая дочь - Дана живет в Иордании, 15 лет преподает кабардинский язык в черкесской школе. Ее дочь и наша внучка Сана учится в девятом классе. Младшая, Людмила (Ляца), – экономист ГоскомСМИ КБР. Внук Идар учится в Чешском университете, Инал - на юридическом факультете КБГУ, занимается восточными единоборствами. Недавно занял третье место по грэпплингу. 
- Над чем работаете сейчас?
- Будучи организатором и директором института «Адыгская энциклопедия» при Адыгской (Черкесской) международной академии наук, за два десятка лет участвовал в издании Адыгской (Черкесской) энциклопедии (2006 г.), подготовил около 18 томов серии «Кавказский литературно-исторический Олимп», «Наши знаменитости», «Черкесика». Все это и многое другое было этапом к созданию «Адыгской иллюстрированной энциклопедии», которую планирую выпустить в ближайшие годы. Это будет трехтомник, который включит в себя 20 тыс. очерков и 6 тыс. иллюстраций. В их числе - свыше 150 воссозданных и реконструированных образов великих черкесов из числа мамлюкских султанов, деятелей культуры и литературы. В этой сложной и кропотливой работе мне помогали художник Михаил КАСТРОМИН и преподаватель изобразительного искусства КБГУ Мадина МАЛЬБАХОВА. 
- У вас есть мечта?
- Открыть в Нальчике музей черкесского зарубежья. Я шесть раз организовывал выставки в Национальном музее КБР и один раз в Черкесске, посвященные адыгскому зарубежью. В моей личной коллекции около 20 тысяч экспонатов, которые я безвозмездно подарил бы родной республике. За границей проживает 90 процентов адыгов, и у них очень много интересных материалов. Уверен, многие из них с готовностью пополнили бы коллекцию музея, созданного на государственной основе. Есть возможность открыть подобный музей в КЧР, Адыгее, за границей. Но зачем? Хочется, чтобы весь собранный десятилетиями материал остался в родной республике. Надеюсь, моя мечта воплотится в жизнь.

Беседовала Алена ТАОВА, газета "Горянка" от 30.03.2016 г.